Банкрот по-американски. В России хотят по-новому бороться с несостоятельностью бизнеса / комментарий “BMF.ru”

Российские предприятия, возможно, будут банкротить по американской схеме. В правительстве России обсуждается идея ввести в законодательство аналог главы Кодекса о банкротстве США, сообщил замминистра финансов России Алексей Моисеев.

В США есть два способа банкротства. Первый: собственность банкрота распродается по частям, полученные деньги делятся между кредиторами. Второй: предприятие как имущественно-производственный комплекс сохраняется, собственник меняется.

В России действует только первый способ. Если закон примут, процедура будет выглядеть так: назначается суд, который принимает решение, что предприятие в целом рабочее, но с временными трудностями, компания изымается у акционеров и передается временному управляющему, он налаживает работу и ищет инвестора, рассказал замминистра финансов Алексей Моисеев Business FM.

Алексей Моисеев, замминистра финансов России :

«Идея возникла в рамках разработки правительственного антикризисного плана, так как очевидно, что ситуация с долговой нагрузкой поменялась, и эти изменения были не в лучшую сторону. Поэтому возникло предложение обсудить возможность создания такого рода агентства, которое помогало бы, я здесь подчеркиваю, не банкам снимать с баланса плохие активы, а компаниям разбираться с долгами в ситуации, когда изменившееся экономическое положение, для них это делает очень сложным. Что касается банков, то здесь приняты другие меры, в частности, программа, проведенная через Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и некоторые другие. Но при детальной проработке пришли к выводу, что законодательная база сейчас не позволяет такого рода агентствам хорошо функционировать. Привлекались консультационные компании, довольно широкое обсуждение было. Пока остановились на такой точке, хотя финальное решение еще не принято. <…> У нас также есть опасения, что если там будут использовать бюджетные средства, они могут быть использованы не по назначению и могут быть переданы неэффективным собственникам, которые довели компанию до банкротства, поэтому обсуждение идет достаточно тщательно, чтобы вот эти все опасения снять».

Генеральный директор юридической компании «Юрвиста» Алексей Петропольский, комментируя новую схему, предложенную правительством, говорит, что она смогла бы оздоровить экономику, но в возможность ее реализации он не верит.

«На данный момент действует закон о банкротстве — один вариант. Предприятие банкротят, долги уходят с молотка через антикризисных управляющих. В новом проекте законодательства предусматривается история с точки зрения выкупа долгов мажоритарным инвестором и приведение предприятия в состояние выплаты долгов всем кредиторам, при этом решение о варианте банкротства будет принимать непосредственно собрание кредиторов. Естественно, это сильно оздоровит экономику, поскольку довольно много предприятий, которые можно бы было вытащить за счет привлеченных средств из долгов, но по факту сейчас это сделать практически невозможно. Подводных камней очень много. Поскольку можно фиктивно нарисовать долги предприятия, учитывая нашу правоохранительную систему, и в судах привести компанию к банкротству, тем самым завладеть, рейдеры активизируются по этой тематике».

СМИ отмечают, что наряду с теми, кто не верит в возможность развития идеи, у нее есть и откровенные противники. Минэкономразвития уже пыталось реализовать ее несколько лет назад, но помешал Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП).

Вице-президент РСПП Виктор Плескачевский совместно со своими коллегами называют новую схему проявлением непрофессионализма.

«Я опросил внимательно всех в РСПП, кто так или иначе имеет или имел отношение к этой тематике. Никто не видел никаких письменных предложений, с точки зрения техники решения этой проблемы. Это звучит чудовищно и непрофессионально. Дело в том, что лет 5 назад, когда у нас тот кризис был 2008-го года, тогда Минэкономразвития тоже поднимало идею агентства плохих долгов, но она была совсем другая. Такого типа организации существуют в кризисных ситуациях, но они существуют исключительно для банковского сегмента. АСВ сегодня, к великому сожалению для АСВ, сочетает в себе две конфликтующие функции. То есть помимо того, что она осуществляет выплаты вместо банка обанкротившегося, она еще проводит банкротные процедуры. Скажем, в Германии банкротство банков происходит в три дня, для того, чтобы невозможно было разворовать активы банка, а в России это длится иногда годами. Понятно, что после такой санации, условно назовем, от банка ничего не остается».

Министерства ждут поручения написать поправки в закон о банкротстве, если решение будет принято, их будет разрабатывать Минэкономразвития.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Алексей Петропольский