О пользе сна в рабочее время. Нужны ли нам третий выходной и тихий час на работе? / комментарий “Аргументы недели”.

Недавно Международная ассоциация труда опубликовала нашумевшее сообщение, в котором странам – членам МОТ, в том числе и России, рекомендовалось подумать о переходе на четырёхдневную рабочую неделю. Эксперты заявили, что сокращение числа рабочих дней повлечёт за собой сплошные плюсы – от улучшения здоровья сотрудников до стабилизации экологической обстановки едва ли не в масштабах планеты Земля.

Российские чиновники отреагировали на заявление МОТ оперативно и бурно. Министр экономического развития Улюкаев назвал идею шуткой, вице-премьер Ольга Голодец обошлась деликатной фразой – «для нас это пока мечта», а не упускающий шанса завоевать симпатии рабочего люда Андрей Исаев (глава комитета Госдумы по труду) заявил, что в ближайшее время соберёт в Думе круглый стол по этому вопросу: мол, посмотрим-подумаем, а дальше разберёмся. Тем не менее всем здравомыслящим людям очевидно: третий выходной на неделе россиянам пока не грозит.

Гулять или не гулять?

На число выходных дней в году жителям нашей страны жаловаться не приходится. Согласно данным научных исследований, РФ входит в четвёрку стран с самым большим количеством нерабочих праздничных дней и самым длинным отпуском. В нашей стране законодательство дарит гражданам 40 дней дополнительного отдыха:28 дней официального отпуска и 12 нерабочих праздничных выходных (в десятидневных каникулах на Новый год всего 5 нерабочих праздничных дней: четыре новогодних и один рождественский, остальные формируются за счёт суббот и воскресений. – Прим. авт.). Впереди только Саудовская Аравия, где суммарная продолжительность отпуска и праздников составляет два месяца, и Франция с Бразилией:там сотрудники в дополнение к еженедельным выходным могут не работать ещё 41 день в году.

Особенно ярко эти данные смотрятся на фоне Филиппин, где официальный отпуск длится всего 5 дней, или Мексики, где разрешено отдыхать всего неделю в году. В Японии полностью отгуливать положенные 18 дней и вовсе считается дурным тоном: как правило, работники позволяют себе отдыхать не более 10 дней. А едва ли не самое «драконовское» в мире отношение к отпускам демонстрируют США. Америка сегодня осталась чуть ли не единственной страной, где законодательство в принципе не предусматривает обязательного ежегодного отпуска. Сотрудник полностью зависит от воли работодателя, а возможность отпуска (не более двух недель) фиксируется только в трудовом контракте.

Тем не менее, если судить по законодательно установленной недельной норме рабочего времени, «самой ленивой нацией» россиян всё же не назовёшь. В России эта норма такая же, как в большинстве развитых стран (40 часов при пяти- или шестидневной рабочей неделе). И меньше, как уверяют эксперты, работать пока не получится – прежде всего из-за потенциального ущерба отечественной экономике и социальной сфере. Сегодня в России рабочее время если и сокращают, то только вместе с зарплатой: неполная рабочая неделя в нашей стране вводится исключительно в ситуации, когда работодателя накрывают экономические трудности. И по мнению специалистов, добровольно дарить людям третий выходной на неделе в ближайшее время никто не станет.

«Обсуждение вопроса о сокращении рабочей недели сейчас явно не ко времени, – комментирует Алексей Каневский, руководитель московского отделения организации «Опора России». – Во-первых, экономика находится в состоянии стагнации, и подобные шаги только подхлестнут спад. Во-вторых, уменьшение рабочего времени будет неотделимо от сокращения зарплат, на что не согласятся сотрудники. Наконец, мне сложно себе представить, как после трёх выходных люди будут втягиваться в работу. Достаточно вспомнить, как тяжело даётся стране выход из десятидневных новогодних каникул. Так что я бы о новых выходных говорить пока не стал».

«Проблема России заключается в том, что в рамках установленного рабочего времени, которое иногда даже больше, чем в некоторых европейских странах, производительность и эффективность труда минимум в два раза ниже, чем в тех же государствах, – продолжает Анна Лукьянова, старший научный сотрудник Центра трудовых исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». – Например, сотрудники бюджетной сферы тратят огромное количество времени на деятельность, которая никак не связана с их профессиональными обязанностями – прежде всего речь идёт об оформлении документов и прочих бюрократических делах. Прибавьте сюда устаревшие технологии в промышленности, громоздкую систему административного управления – и получим то, что имеем».

Любопытный факт: одновременно с дискуссиями о том, как именно надо регулировать продолжительность рабочего времени, в России становится всё больше сторонников «свободного трудоустройства», когда работодателя интересуют исключительно объём и качество выполненной работы, а не то, сколько времени работник считается занятым. При этом речь идёт не только о так называемых фрилансерах, которые не имеют трудовых книжек и работают по сдельному принципу. Компаний, которые готовы отпускать числящихся у них сотрудников в «вольное плавание», сегодня становится всё больше.

«Самое главное – чётко понимать, насколько необходимо присутствие работника в офисе в течение конкретного времени, – рассуждает Алексей Петропольский, генеральный директор крупной юридической фирмы. – Например, я не могу разрешить работать дома тем, кто отвечает на звонки клиентов: считаю, что присутствие в офисе настраивает на работу и помогает сконцентрироваться. А вот сотрудники бухгалтерии, например, к офису не привязаны, и мне не важно, сколько времени они выполняют ту или иную задачу – три часа или семь».

«На мой взгляд, работа на удалённом доступе и принцип «главное – результат» будут набирать популярность, но только в определённых узких сферах, – добавляет Пётр Бизюков, эксперт Центра социально-трудовых прав. – Всё-таки гуманитариев, которым для работы достаточно компьютера и телефона, не так много. В производственной сфере труд становится всё более технологичным и требует строгой регламентации, в том числе и по времени выполнения тех или иных задач. Так что сбрасывать со счетов нормирование труда всё же не стоит».

Работать надо… больше?

Отметим, что разговоры о сокращении рабочего времени в мире ведутся уже довольно давно: инициативы, подобные заявлению МОТ, озвучиваются с завидной регулярностью. При этом в России прослеживаются прямо противоположные процессы. Например, ещё свежи в памяти нашумевшие идеи Михаила Прохорова, который предложил увеличить максимальную продолжительность рабочей недели до 60 часов. Находятся и ещё более либеральные «мыслители», которые вообще предлагают… полностью отменить Трудовой кодекс и ориентироваться исключительно на договорённости работодателя и сотрудника.

«Строгость российского трудового законодательства и его ориентированность на максимальную защиту прав работника компенсируется полной необязательностью исполнения установленных норм, – рассуждает Владимир Назаров, заведующий лабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики им. Гайдара. –Зачем нужны драконовские правила, если работник, который хочет трудиться больше, всегда договорится с начальником, но при этом окажется «вне закона»? Одновременно с этим сегодня крайне сложно уволить сотрудника, который работает неэффективно, но при этом прекрасно знает, что закон – на его стороне и рабочее место останется за ним в любом случае. На мой взгляд, все трудовые вопросы должны, как в Штатах, регулироваться с помощью гражданско-правовых договоров, а возникающие противоречия – разрешаться в судебном порядке. Подобная гибкость пойдёт на пользу всем: и работодателям, и сотрудникам».

К сожалению, либеральные мечты о том, что работодатель и работник когда-нибудь будут «договариваться по-хорошему», развенчивает суровая российская реальность. По данным Государственной инспекции труда РФ, нарушения, связанные с режимом труда и отдыха, находятся на четвёртом месте в десятке самых популярных проблем, с которыми россияне сталкиваются на работе. Например, в огромном количестве организаций злоупотребляют отзывом работников из отпусков без их письменного согласия, дают отпуск меньше, чем предусмотрено законом, или вовсе заменяют его денежной компенсацией. Кое-где не составляются и не соблюдаются графики отпусков и нарушаются нормы рабочего времени, предусмотренные для работающих по совместительству. Наконец, по данным правозащитников, самым распространённым нарушением являются попытки работодателей «выжимать» из подчинённых сверхурочную работу без соответствующей оплаты.

«В крайне уязвимой ситуации сегодня находятся те, у кого в трудовых договорах прописан ненормированный рабочий день, – объясняет Сергей Саурин, руководитель юридической службы Центра социально-трудовых прав. – В нашем Трудовом кодексе есть очень скользкое положение, согласно которому ненормированный рабочий день обозначает возможность работодателя эпизодически привлекать сотрудника к работе сверх определённых рамок. Что такое «эпизодически», не может объяснить никто – даже представители Роструда, которым я задавал такой вопрос лично на одной из конференций. В результате простор для злоупотреблений становится огромным. Кроме того, страдают и граждане с нормированным рабочим временем, которых работодатели принуждают к сверхурочной работе. Проблема в том, что чаще всего это происходит неформально, без оформления соответствующих документов и в итоге принимает вид ситуации «работник проявил сознательность и добровольно задержался на работе». Доказать впоследствии, что такой труд тоже должен быть оплачен, довольно сложно. Остаётся уповать на сознательность работников, которым я очень рекомендую не соглашаться на дополнительную работу без уверенности в том, что такой труд оформлен по правилам».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Алексей Петропольский